Архив за месяц: Февраль 2018

Another Paris apartment by Desjeux Delaye

I continue to crush on the fabuolous Parisian apartments the ladies of Desjeux Delaye have designed. I continue to adore the details and the drama and the addition of colour. This dining room (though I’m unsure why it has a sink) is killer! LOVE that shelving! And the mirror!

(далее…)

Запись опубликована автором в рубрике Без рубрики.

Таунхаусный сад со стеклянным кабинетом

Еще один таунхаусный садик (другой был тут), точнее два совсем небольших прямоугольника земли — палисадник и задний дворик, но и на таком небольшом объекте есть много интересного

Во-первых, на этом заказе встретились обе мои ипостаси — дизайнерская и научная. Вторая ипостась как раз занимается темой городов-садов, так что когда я приехала на объект, моя искусствоведческая половина сразу сделала стойку — многие признаки пригорода-сада были там налицо — поселок по единому плану с особым вниманием к городской эстетике, коттеджи на несколько квартир с отдельными входами и участками земли для каждого, центральный бульвар, и, главное, та неповторимая патриархальная идиллическая атмосфера, которая всегда ощущается в таких местах.Это поселок Северный, вот архивное фото:

И, собственно, также там сейчас:

так были устроены дома и участки при них

Участок моих клиентов вот такой:

Пожелания клиентов — красивый палисадник, прикрывающий вход в дом от улицы, стилевое пожелание — что-то типа английских палисадников. На заднем дворе — навес, место для барбекю, сад-релакс, в идеале, если уместится — кабинет-микропавильон для уединенной работы с одновременным любованием садом. И также изоляция от улицы (технического проезда).
Сюда добавляются мои критерии:
— пиетет к атмосфере этого поселка, желание как-то стилистически поддержать его дух. Советских отсылок я совсем не фанат, но у многих городов-садов был большой уклон в историзм, это хорошо проявляется в английских, вот в это и поиграем.
— очень непростой расклад по освещенности. На заднем дворе солнце светит со стороны соседки, чей огород у нас под носом, надо с ней как-то деликатно размежеваться без забора. Т.е там  придется изворачиваться и придумывать какой-то трюк.
— ну и, как всегда — стильный сад легкого ухода. Выносливые и одновременно красивые растения, умеренное разнообразие для поддержания всесезонной декоративности.

Вот решение по размещению построек: (ни архитектуры, ни конструктива там нет, это пока только концепт)

С палисадником все понятно, я ниже вернусь к его стилю, а пока — поподробнее о планировке заднего двора, патио. Решение, которое я предлагаю — почти неизбежное в заданных условиях — выстроить подобие перистильного дворика, окружить его павильоном-кабинетом со стороны проезда и навесом со стороны соседки.
Трюк же мой заключается в том, чтобы избежать массивной глухой стены, не отгородиться от солнца, сохранить видимость объема, — т.е., сделать разграничивающую стену, пропускающую свет. И тут я предлагаю вторую мульку — тадам! стеклоблоки! Да-да, я знаю, что вы сразу подумаете о тех сначала дико модных, а потом дико надоевших стеклоблоках — хитах евроремонта двухтысячных наряду с буйством гипсокартонно-фигурных потолков…
Но я думаю о другом. Об том стилевом бульоне из декоративности, промышленной революции, японизма и конструктивизма, который варился в творческих головах первой половины прошлого века. Лекцию об этом я разворачивать тут не буду. Но вот есть один, например, клевый дом по теме, Maison de Verre Pierre Chareau — «Стеклянный Дом» Пьера Шаро, можно тут еще о нем почитать.

И блоки должны быть не современные, не дай бог розовые, а такие, промышленные, честные и даже с налетом времени, может быть даже б/у с заводской разборки (но, может, это и перебор:)

Сделать из них стену навеса, и частично стены павильона, обращенные к саду. Можно предложить соседке пустить даже по стеклянной стене со своей стороны что-то плетистое, не сильно густое, розы, например — как все это красиво будет с нашей стороны просвечивать! Мои быстрые технические модели не передают, конечно, но упрощенно мысль иллюстрируют

У павильона вся стена, обращенная в сад должна быть остеклена обычными прозрачными стеклами, а боковая тоже может быть из блоков, для лучшей инсоляции и также атмосферности.
Вместе с посадками все получается так:

Стиль. Такая эстетика, как бы немного от дома культуры, курорта, чуть фабричная, — отталкиваясь от исторической атмосферы поселка. Но в интернациональном варианте, тяготеющем к английской, памятуя о вкусе хозяев дома. Этот коктейль не так уж невозможен, как могло бы показаться. Возьмем, например, "коврик" из плитки перед домом, такой, какие нам так нравятся в английских палисадниках:

Казалось бы, чисто английская особенность. Однако слово "метлах" нам вполне известно, полов из метлахской плитки было предостаточно и в наших домах. Среди них было несколько довольно распространенных узоров, и я даже нашла очень бюджетный вариант из самой обыкновенной тротуарной плитки, который формой и рисунком будет прекрасно поддерживать нужную стилистику (обычно я избегаю узорчатых мощений, но тут это будет очень даже уместно). Впрочем, у нас есть салоны, где и классический английский метлахский коврик можно купить.

Вот коллаж, где собраны примеры мощения, мебели, колористики и ландшафтного дизайна:

Немного о ЛД.
Небольшой прямоугольный партер в середине патио:

Он может быть засажен по разному — это может быть и газон, и невысокая сплошная посадка в стиле новой волны, и даже, — еще один тадам! — он даже может быть орнаментальной засаженной клумбой в стиле восточного ковра (я, кстати, давно мечтаю кому-нибудь такую сделать)

В этом смысле чертовски трудно оказалось подобрать относительно не аляповатые примеры. На самом деле это совсем не обязательно будет китч, можно сделать все очень стильно. (Если кто-то захочет — обращайтесь, у меня что-такое спроектировать ужасно руки чешутся:)
Весь ЛД я рассказывать не буду — только еще один момент. В середине патио, точнее, ближе к стеклянному павильону должны быть изогнутые, не слишком высокие деревца. Голоногие, чтобы сквозь них хорошо все просматривалось. В колористике преобладают серебристые тона. Самый простой вариант — облепиха, я считаю, ее совершенно незаслуженно как-то все резко разлюбили. Ну да, она агрессор конечно, ну что ж теперь…Зато как хороша, — серебряная, японистая, с ягодами особенно декоративная до зимы…Ума не приложу, как ее из немилости вытащить:)

Барбекю здесь облегченное, без фабрики-кухни, постараюсь в следующий раз рассказать об этом подходе.

Запись опубликована автором в рубрике Без рубрики.

Между аналоговой и цифровой реальностью: интервью с дизайнером Каримом Рашидом

Карим Рашид, один из самых оригинальных и востребованных промышленных дизайнеров современности, создаст интерьеры нового московского жилого комплекса, который будет построен в 2019 году на проспекте Мира.

В портфолио Карима Рашида — более 3000 дизайнерских разработок и свыше 300 наград разного калибра и географии. В очередь к нему выстраиваются такие бренды, как Veuve Clicquot, Kenzo, Hugo Boss, Citibank и Sony Ericsson. За что бы он ни брался — мебель, посуду, телефоны, интерьеры, упаковку, — его почерк моментально узнаваем: фирменная яркая палитра с почти обязательным розовым, обтекаемые формы и безупречная эргономичность.

Беглого взгляда на его работы достаточно, чтобы понять: этот человек влюблен в жизнь, и она отвечает ему взаимностью. Что становится еще более очевидным при личном разговоре. Неизменный белый костюм, быстрая речь, смеющиеся глаза — он сделал небольшую остановку на интервью, чтобы потом снова погрузиться в работу, в десятки параллельных проектов по всему миру. Который он, кстати, совершенно серьезно намерен изменить к лучшему с помощью дизайна. Именно об этом Рашид заявляет в одной из своих книг под названием I Want to Change the World. При ближайшем рассмотрении, впрочем, эти слова теряют свою провокационность, а становятся констатацией: дизайн действительно делает нашу жизнь лучше.

Инна Логунова (для Posta Magazine): Для начала — расскажите о концепции дизайна, который вы создадите для московского жилого комплекса.

Карим Рашид: В его основе лежат несколько базовых принципов. Один из них в том, что мы живем в информационную эпоху, в которой все большую роль занимают технологии. В то же время сейчас существует и противоположный тренд — не то чтобы ретроградный, но некая ностальгия по «идеальному», более «природному» прошлому. Это в некотором смысле связано с нашим подспудным страхом технологий и последствий их развития.

Я убежден, что дизайнер должен думать в категориях настоящего и будущего, задача дизайна — отвечать потребностям времени, в число которых входит и экологичность в смысле ответственного подхода к тому, как и что мы строим и производим. Это выражается в выборе материалов, площадок, общих принципах функционирования здания. В Канаде, где я вырос, сохранение природы уже многие годы является приоритетом, поэтому для меня экологичный подход всегда был естественным, он неизменно присутствует в моей работе. В последние пять-десять лет этот тренд набирает силу и среди девелоперов.

Что касается самого интерьера будущего комплекса, мне важна его «человечность»: мягкие, текучие линии и формы, которые являются продолжением тела, напоминают о нашей природной сущности, но при этом создаются для человека цифровой эпохи.


Проект комплекса апартаментов на проспекте Мира в Москве

— А что это за люди цифровой эпохи? Чем они отличаются от предшествующих поколений?

— Мы живем в переходный период времени, когда аналоговый мир стремительно уступает место цифровому. Это фундаментальные изменения в человеческой истории: на протяжении тысячелетий наш мир был физическим, и вот за какие-то несколько лет, с появлением виртуального пространства, произошел радикальный сдвиг. Ничего подобного в человеческой истории, какой мы ее знаем, не существовало. Но при всем при этом мы все те же Homo sapiens, физически и ментально мы не изменились. У нас до сих пор растут волосы на голове и брови на лице, которые с точки зрения физиологии нам уже не нужны. Мы по-прежнему нуждаемся в пище и сне для поддержания жизни. В этом смысле мы достаточно примитивны. Наши базовые желания тоже по большому счету одинаковы: все мы нуждаемся в любви, дружбе, поддержке и т. д. И вот сейчас мы пытаемся соединить в нашем сознании и в жизни свою базовую физическую сущность с новыми цифровыми реалиями. Это очень интересно, мне кажется, мы даже до конца не осознаем, как нам повезло жить именно сейчас, наблюдая эти перемены. Через 20–30 лет, всего лишь в следующем поколении, не останется людей доцифровой, аналоговой эпохи, это будет совершенно другой мир.

В последние десять лет дизайн качественно изменился в лучшую сторону. Все стало предметом дизайна, от электрической розетки до оконных рам. Вещи становятся все лучше, и это происходит очень быстро. Взять хотя бы Россию. Когда я впервые приехал в Россию четырнадцать лет назад — c лекцией по приглашению журнала AD, — помню, весь журнал был полон фотографий псевдобарочных, немного китчевых интерьеров. Сегодня половина материалов AD или любого другого издания посвящена современному дизайну. Здесь важно понимать, что современный дизайн — это не стиль, это способ идти в ногу со временем. С дематериализацией изображений пространство вокруг нас тоже постепенно дематериализуется, становится более минималистичным.

— Недавно я прочла статью, в которой приводились результаты социологического исследования современных страхов. Так вот, если во второй половине XX века главным жупелом коллективного сознания были пришельцы, то сегодня это искусственный интеллект. Что вы думаете по этому поводу? Почему это так пугает?

— Искусственный интеллект — закономерный результат развития технологий, он совершенно точно станет неотъемлемой частью нашей жизни. У меня есть собственная теория на этот счет. Я считаю, что цифровой век пришел, чтобы спасти человечество. Если бы мы продолжили в аналоговом ключе развития, мы бы просто в определенный момент уничтожили землю. Перепроизводство, токсичные материалы, экстенсивное использование природных ресурсов — все это медленно нас убивает. Цифровая эпоха открывает нам лучшую, более интересную, вдохновляющую и интеллектуальную жизнь в нематериальном пространстве. Мы все меньше будем зависеть от предметного мира. Но при этом не забывайте, что мы — часть природы и то, что мы производим, в том числе виртуальную реальность, — это в определенном смысле продолжение природы.

— Хорошо, мы можем испытать определенный опыт в виртуальной реальности, но ее создание требует физических ресурсов: компьютер все равно материален.

— Но создание цифрового мира требует гораздо меньше ресурсов, чем физические объекты, мы будем потреблять гораздо меньше энергии. Да и многие вещи просто уйдут в прошлое. Мобильный телефон скоро станет чипом в нашем глазу, исчезнут физические мониторы — все, что стало привычным сегодня.

Дематериализация происходит прямо на наших глазах. Скажем, мобильные телефоны становятся все более легкими и тонкими. Мне, например, заказали разработку дизайна мобильного телефона в Китае — с физической точки зрения мне здесь уже нечего делать, разве что немного смягчить углы и выбрать цвет.

— Что такое хороший дизайн?

— Хороший дизайн создает опыт, делает жизнь лучше: функционально, эмоционально, эстетически. Если дизайн никаким образом не улучшает среду, то зачем им вообще заниматься? Хороший дизайн пользуется технологиями своего времени, таким образом маркируя его.

— С какими материалами вы любите работать больше всего?

— За 37 лет в дизайне я успел поработать с самыми разными материалами, практически со всеми возможными — от высокотехнологичного углеродного волокна до таких простых, как дерево и камень, — я люблю все. Выбор зависит от предметов и их функций. Так, если мне нужно придумать дизайн офисного телефона, выбор у меня небольшой, мне придется использовать пластик, потому что эта вещь должна быть дешевой и легкой в производстве. А стул, например, я могу сделать из чего угодно — пластика, дерева, текстиля. Иногда материал изначально определен спецификой бренда. Так, один из моих клиентов — хорватский производитель деревянной мебели. В этом случае, как вы понимаете, у меня нет других вариантов.

В демократичных вещах вроде кухонных принадлежностей я очень люблю пластик — это такой простор для воображения, ему можно придавать любую форму. В зданиях мне нравится обилие стекла. А недавно я закончил отель, где в дизайне всех ванных комнат я использовал резину. Это тоже к вопросу о том, что не нужно оглядываться в прошлое. Плитка — устаревший материал, технология трехтысячелетней давности, которой мы пользуемся по инерции. Более того, в ванной на ней легко поскользнуться, так что современные материалы в ванной комнате, где нам хочется чувствовать под ногами теплую и мягкую поверхность, имеют гораздо больше смысла.

— Раз уж мы об этом заговорили — каким должен быть современный отель?

— В любом пространстве задача дизайна — создавать органичную, бесшовную среду, в которой нет случайных и ненужных элементов. Так, в отеле вы, передвигаясь с чемоданом, не хотите встречать препятствий, которые бы провоцировали дополнительные усилия с вашей стороны. Пространство должно быть свободным, а предметы податливыми и интуитивно понятными — чтобы вы могли ими пользоваться без всяких инструкций и получать удовольствие, включая лампу или открывая кран. Физический мир должен облегчать, а не затруднять жизнь, давать ощущение свободы.

— Первый предмет, дизайн которого вы придумали?

— Первой вещью, которую я сделал еще студентом, был мольберт. Дело в том, что мой отец — художник, я не раз видел, как он поворачивает холст, работая над картиной, и у меня возникла идея стального мольберта на шарнирах, который можно вращать вместе с холстом. Кстати, он был в духе русского конструктивизма: черно-бело-красный. У меня до сих пор сохранилась фотография.

— Ваш отец потом пользовался мольбертом?

— Да, на протяжении 30 лет, до самой смерти. Он, кстати, всегда был моим самым объективным критиком, всегда подсказывал, как сделать лучше.

— Ваши источники вдохновения?

— Помимо времени, в которое мы живем, о чем я уже упоминал, меня вдохновляет человеческое поведение. Мне нравится наблюдать за людьми, за тем, как они двигаются, едят, путешествуют. Я отмечаю новые модели поведения, для которых мне интересно придумывать дизайн. Я нахожу вдохновение в новых технологиях — как способах производства, так и материалах, — которые я интегрирую в свою работу. И наконец, мной неизменно движет желание сделать что-то оригинальное.

— Является ли дизайн искусством?

— Нет. Искусство — это эгоистичный акт самовыражения. Дизайн же всегда имеет цель и решает определенные задачи. Как дизайнер я не могу делать все, что заблагорассудится, у меня больше ответственности. Это социальный акт, я должен оглядываться на других людей, для которых я создаю свои вещи. Так, если я разрабатываю бутылку для напитка, я должен думать о том, что она будет производиться миллионами, учитывать особенности транспортировки, магазинов, в которых она будет продаваться, и т. д. Художник свободен от этих ограничений.

— Что для вас красота?

— О, мой любимый вопрос! Красота — это гармония внешнего и внутреннего, невозможность одного без другого. Талантливая живопись — это не только изображение, но и содержание, заложенная в ней идея. Собственно, и с людьми то же самое.

Источник

Запись опубликована автором в рубрике Без рубрики.

Нарцисс — символ красоты

Символ красоты
Много веков нарцисс — изящный нежный цветок с тонким стеблем и изысканным ароматом — считается символом красоты.


Нарцисс — род однодольных растений из семейства амариллисовых.


Незамысловатые, цветущие буквально из-под снега, разновидности нарцисса жёлтого, более поздней весной сменяются изысканными махровыми и разрезнокорончатыми формами нарциссов последней селекции.

В международной классификации они объединены в 13 групп, среди которых: махровые, крупнокорончатые, мелкокорончатые, трубчатые.

Коронка нарцисса может быть трубчатой, колокольчатой или чашеобразной, различной длины, и, как правило, отличается по цвету от долей околоцветника.


Нарциссы некоторых видов содержат эфирное масло, а луковицы — алкалоиды, поэтому нарциссы издавна широко используются в парфюмерии и медицине.

Многочисленные современные сорта нарциссов очень разнообразны по форме и размеру цветка, его окраске, высоте растения, срокам цветения.

Есть особенно интересные разновидности. К примеру, сорта, которые вырастают до 45-50 см: Палмарис, Оранжери, Фортиссимо. У последнего еще и диаметр цветка достигает 8 см.

Махровые сорта нарциссов поражают великолепием форм.

Гибрид Apricot Whirl

Нарцисс — многолетнее луковичное растение.Его не надо, как тюльпан, выкапывать ежегодно, а можно и даже нужно оставлять на одном месте от 2 до 5 лет.


Эти цветы прелестны и в букете, и в вазоне, и в садовой композиции.


В природе насчитывается около 60 видов нарциссов. 

Активная селекция нарциссов каждый год дает новые сорта и гибриды, сейчас их уже примерно 35 тыс.

Иногда они настолько не похожи друг на друга, что даже на фото смотрятся как совсем не родственные растения. 

Красочный ансамбль получается из сочетания нарциссов с другими весенними цветами: тюльпанами, крокусами, гиацинтами.

По срокам зацветания выделяют ранние, средние и поздние сорта. Когда распустятся нарциссы – зависит и от времени посадки.


Это преимущество использования их в ландшафтном дизайне. Ведь так можно создать нарциссовую клумбу, которая будет цвести несколько месяцев.


Для этого следует заниматься размножением сортов, отличающиеся по периодам цветения.


Запись опубликована автором в рубрике Без рубрики.

Los Feliz style

Love the vibe in this home designed by L.A. based designer Barbie Palomino. Some dark paint choices make it moody, with furnishings that give it a groovy, mid-century feel. I dig all of this.  

(далее…)

Запись опубликована автором в рубрике Без рубрики.

Стиль интерьера: Mid-century

Автор: Юлия Гуревич

Mid-century modern – знаковый стиль, появившийся в Америке в середине ХХ века и оказавший большое влияние на развитие современных стилей.

После окончания Второй мировой войны ведущие дизайнеры и архитекторы Европы эмигрируют в Америку и всем хочется мирной спокойной жизни. Начинаются годы промышленного подъема и все больше людей переезжает из деревни в города. Появляются новая мебель, цвета и орнаменты, жизнеутверждающие, уютные и эргономичные.

Элементы и особенности

— открытые совмещенные пространства
— мягкие органические обтекаемые формы в мягкой и корпусной мебели
— сочетание элементов скандинавского стиля, поп-арта и винтажных элементов
— естественное освещение
— панорамное остекление
— эргономичный и уютный
— только функциональные предметы, ничего лишнего

Цвет

— природные цвета
— цвета земли и древесины
— яркие оттенки в акцентных предметах

Отделка

— натуральные материалы в отделке
— ставший популярным в 50-е года пластик
— покраска в светлых тонах
— яркие бумажные обои как акцент

199848a95ef74536e857ea69ea7a842e.jpg

Мебель

— мебель высокого качества
— деревянная и мягкая мебель на ножках
— фасады корпусной мебели простых правильных форм
— мебель для отдыха с деревянными подлокотниками
— мебель из гнутой фанеры

Декор

— обои и текстиль с абстрактным геометрическим рисунком
— крупные абстрактные постеры
— легкий полупрозрачный текстиль, часто римские шторы
— коллекции пластинок на всеобщее обозрение
— крупные комнатные растения

Свет

— светильники арт-объекты
— светильники напоминают летающие тарелки
— металл + пластик
— дополнительный свет плюс к основному потолочному

Запись опубликована автором в рубрике Без рубрики.

Дизайн интерьера в России. Часть 3

Начало:
Дизайн интерьера в России. Часть 1
Дизайн интерьера в России. Часть 2

Вторая часть получилась про "евроремонт", который с одной стороны стал революцией в ремонте квартир — он продемонстрировал, что квартиры могут быть совсем другими, с другой стороны очень сильно повлиял на восприятие дизайна интерьера в целом.

В конце 90-х появляются и набирают популярность интерьерные журналы. Строительные и мебельные рынки и магазины, а также ремонтные бригады несколько теряют свой авторитет. Постепенно слетает часть шелухи с "евроремонта". Не везде и не все, но постепенно отступают ламбрекены, сложные навесные потолки, арки необычной формы и пластиковые конструкции.

"КЛАССИКА"

Классика остается популярной, но теперь это деревянные фасады (а не "под"), которые не всегда стараются поддерживать сложными шторами.

Обои многие выбирают однотонные или под покраску, а классический стиль дополняют паркетом или паркетной доской (а не ламинатом).

Впрочем, классика — это собирательный образ. Кто-то выбират диваны "под ампир", у кого-то репродукции известных картин, хрустальные люстры и пузатые вазы дружат с современными подставками под электронику.

Люди начинают обращаться к дизайнерам.

СОВРЕМЕННЫЙ СТИЛЬ

Появляются некоторые правила, которые во время ремонта стараются соблюдать.

Мебель и текстиль соответствуют/сочетаются по цвету
Выбираются нейтральные обои/обои под покраску, реже стены красят
Ковры максимально нейтральные или убираются вовсе
Верхний свет дополняют торшеры или бра

00.jpg

НАСТУПЛЕНИЕ "СКАНДИНАВИИ"

Икеа, появившаяся в России в начале 2000-х, повлияла на интерьеры не меньше, чем "евроремонт" в 90-е.
Журналы начали приносить во все московские квартиры, а необычные решения предлагали для маленьких квартир.

Постепенно эта мебель появляется почти в каждом доме. Ее вписывают в квартиры с привычными обоями:

И дополняют ею готовые интерьеры:

Появляются любители, которые на Икее и ее эстетике создают интерьеры целиком.

Началось применение архитектурных материалов в интерьерах — фактурная штукатурка, плитка под кирпич, керамогранит больших форматов, наливные полы.

Икея дополняет и ставшие популярными кирпичные стены.

А это уже современная мебель других фабрик, которая продолжает ту же линию. Бюджетно и просто в реализации.

Скандинавский стиль по-русски это:

светлые или белые стены
полы чаще ламинат или доска
мебель без лишних деталей
акцент на текстиль (шторы, подушки)
использование в интерьере постеров и фотографий городов

Зона столовой  выдвигается из угла. Во-первых, потому что кухни становятся чуть больше.

Популярность набирает объединение зоны кухни с гостиной (уже не с помощью арки, а целиком).

Листая журналы 2000-х, невозможно не обратить внимание на преобладание стиля "Прованс".
Примерно так его представляют московские дизайнеры:

В первую очередь эту моду подхватывают салоны кухни:

Наш "Прованс" может выглядеть так:

Или даже так:

Еще одна тенденция — преображение мебели.

Например, шкаф может стать красным:

Или лазурным:

Следующие две фотографии из белорусской очень творческой квартиры:

Про перепланировки будет отдельная тема, но хотелось еще отметить, что эксперименты стали смелее. В квартирах можно встретить лохматые люстры, кирпичную кладку, подоконник-стол или столешница уже никого не удивляет.

Где-то в 90-е появились фотообои. В 2000-е ассортимент расширяется, популярной становится тема путешествий и печать на заказ.

Продолжение следует…

Запись опубликована автором в рубрике Без рубрики.